Болдинская осень
Страница 1

Имя Александра Сергеевича Пушкина неразрывно связано с Нижегородской стороной и селом Болдино.

В имении он провел 3 осени. Первую свою поездку Александр Сергеевич совершил осенью 1830года с целью заложить кистеневскую собственность в опекунский совет для получения денег, необходимых для предстоящей свадьбы на Наталье Гончаровой.

Древний предок А С Пушкина, Евстафий Михайлович Пушкин, посол при дворе Ивана Грозного, получил Болдино в поместье — земельное владение, дававшееся дворянам на время службы.

Деду А.С. Пушкина принадлежали довольно крупные земельные владения вокруг Болдина. После его смерти земля была поделена между многочисленными наследниками, и в результате раздробления началось разорение старинного рода. Болдино досталось дяде Пушкина, Василию Львовичу, и отцу, Сергею Львовичу. После смерти Василия Львовича северо-западная часть села со старой барской усадьбой была продана. Отцу Пушкина принадлежала юго-восточная часть Болдина (с барским домом и другими постройками) — 140 крестьянских дворов, более 1000 душ, и село Кистенево.

Отправляясь в родовое имение, Александр Сергеевич не испытывал особого счастья. Он писал Плетневу в Петербург: «Еду в деревню, бог весть, буду ли иметь там время заниматься и душевное спокойствие, без которого ничего не произведешь » . Но А.С. Пушкин ошибался. Приехав в Болдино, утром же писатель занялся делами. С приказчиком поехали в Кистенево. В Кистенево жили умельцы, изготовлявшие сани и телеги, крестьянки ткали холсты и сукна. Вечером Пушкин разобрал свои бумаги, представил болдинского народного батюшку. Сами собой заиграли озорные строки:

С первого щелка

Прыгнул поп до потолка;

Со второго шелка

Лишился поп языка;

А с третьего щелка

Вышибло ум у старика;

Осмотревшись в Болдине, поэт написал другу: «Теперь мрачные мысли мои порассеялись; приехал в деревню и отдыхаю… Соседей ни души, ездий верхом, сколько душе угодно, пиши дома, сколько вздумается…»[2] После напряжения последних лет, литературных схваток, придирок Бенкендорфа, следившего за каждым его шагом, после московских переживаний и размолвок с будущей тёщей, требовавшей от него денег, «положения в обществе», он мог, наконец, вздохнуть свободно: скакал по окрестностям верхом, писал, читал дома в тишине. Он не собирался задерживаться здесь надолго – передоверил свои имущественные хлопоты писарю Петру Кирееву, подписал несколько бумаг – торопился в Москву. Но выехать из Болдина не удалось: надвигалась эпидемия холеры. Вокруг устанавливались карантины.

Поэт задержался здесь на все три осенних месяца. Связи с внешним миром у него почти не было (получил не более 14 писем). Однако вынужденное затворничество способствовало плодотворной работе, что удивляло и самого Пушкина, написавшего П.А. Плетневу: «Скажу тебе (за тайну), что я в Болдине писал, как давно уже не писал…».

«Болдинская осень» открылась стихотворениями «Бесы» и «Элегия» — ужасом заблудившегося и надеждой на будущее, трудное, но дарящее радости творчества и любви. Три месяца были отданы подведению итогов молодости и поискам новых путей.

В болдинском уединении Пушкин передумывал прошедшее. Он размышлял о том, что сильнее: законы ужасного века или высокие порывы души человеческой. И одна за другой рождались трагедии, которые он назвал «маленькими» и которым суждено было стать великими. Это «Скупой рыцарь», «Моцарт и Сальери», «Пир во время чумы», «Дон Жуан», и т.д. Эти четыре пьесы помогают нам лучше понять те чувства и мысли, которые владели Пушкиным, оказавшимся на три месяца "в глуши, во мраке заточения".

В Болдино он вспоминал свою молодость и былые увлечения, прощался с ними навсегда. Свидетельство тому в его бумагах: листки со строчками стихов "прощанья", "заклинанья", "для берегов отчизны дальной". В этих стихотворения, как и в других, писавшихся в Болдине, Пушкин выразил настроение человека, который с печалью, с душевной мукой вспоминает о прошлом и расстается с ним.

Количество написанного А.С. Пушкиным за три месяца вынужденного затворничества сопоставимо с результатами творческого труда за предшествующее десятилетие. Он создал в Болдине совершенно разноплановые произведения – и по содержанию и по форме. Одними из первых были прозаические «Повести Белкина», параллельно шла работа над шуточно-пародийной поэмой «Домик в Коломне» и последними главами «Евгения Онегина». Болдинская осень принесла «Сказку о попе и работнике его Балде», «Историю села Горюхина». Фон пушкинского воображения – лирическая поэзия: около 30 стихотворений, среди которых такие шедевры, как «Элегия», «Бесы», «Моя родословная», «Заклинание», «Стихи, сочиненные ночью во время бессонницы», «Герой» и т.д.

Страницы: 1 2


Другое по теме:

Борисоглебский монастырь Дмитрова
Борисоглебский монастырь наряду с Дмитровским Кремлем является главным украшением Дмитрова. Точной даты основания монастыря установить не удалось. Поэтому за точку отсчета принято брать 1472 год. Эта ...

Показатели смертности населения Тверской области
Тверская область занимает первое место среди регионов ЦФО по уровню смертности. Если в среднем в регионах Центральной России коэффициент смертности – 14 человек на тысячу населения, то в Верхневолжье ...

Анализ межрегиональных связей и территориальной структуры экономики
Функционирование национальной и мировой экономики в значительной мере осуществляется благодаря связям экономических субъектов, находящихся в различных регионах. Основными формами межрегиональных связ ...