У истоков
Страница 1

В Астрахани с начала XVIII века уже имелось профессиональное музыкальное искусство, культивируемое церковью. Так, первый русский профессор и академик В. К. Тредиаковский был певчим архиерейского хора в училище при Троицком монастыре (на территории астраханского кремля), а позднее, в Петербурге, помимо научных и литературных занятий он сочинял духовные концерты[1]. О том, что в Астрахани проявляли интерес к музыке, говорят немногочисленные, принадлежащие ныне книголюбам рукописные сборники церковных песнопений с крюковой нотацией, имеющие, по-видимому, древнее происхождение. Примечательно также хранящееся в библиотеке Астраханского областного историко-архитектурного музея-заповедника (далее краеведческий музей) латинское «Наставление по хоральному пению», которое содержит нотные тексты на четырехлинейном нотном стане; судя по рукописным пометкам, оно принадлежало католическим монахам-капуцинам, жившим в городе в начале XVIII века.

Достоверные сведения о конкретных деяниях в области музыкальной культуры Астрахани относятся к началу XIX века. Они связаны с личностью И. В. Добровольского, а отчасти и его братьев.

Работа И. В. Добровольского в театре оказалась непродолжительной. Чиновники Казанского учебного округа, которым подчинялись гимназия и театр, вынудили его уйти со службы. Дальнейшая судьба музыканта мало известна. Имя его брата Николая (скрипача) упоминается в заметках о концертах в Астрахани до 1853 года.

«Азиатский музыкальный журнал» И. В. Добровольского был не только первым русским музыкальным периодическим изданием в провинции, но и одним из первых в России литографированных изданий. Причем не исключено, что Добровольский сам сконструировал литографический станок (у него имелись другие изобретения и в их числе — оригинальные инструменты из бумаги, напоминавшие по звучанию роговой оркестр). Этот журнал являлся и первым в России музыкально-этнографическим изданием. Предполагалось помещать в нем «армянские, персидские, индийские, горские, киргизские, чеченские, грузинские, татарские, калмыцкие, хивинские, бухарские, черкесские, кабардинские, казацкие, лезгинские и туркменские песни и пляски, которые будут положены как для фортепиано, так и для полной музыки». Но этим широким планам, суждено было осуществиться лишь в небольшой степени.

Музыкантов в то время в Астрахани было совсем немного. Они в большинстве своем служили в оркестрах местных вельмож и услаждали слух узкого круга гостей. Это были небольшие инструментальные составы, зачастую с преобладанием духовых инструментов. Такой оркестр, как уже упоминалось, содержался наследниками бывшего командира Астраханского казачьего полка генерал-майора Попова и сдавался ими за определенную плату в распоряжение городского театра* Калмыцкий князь Тюмень располагал собственным оркестром, способным исполнять крупные симфонические произведения (вне владений Тюменя эти музыканты не выступали). Имели свои оркестры и расквартированные в городе флотские экипажи.

Немногочисленные концерты проводились в Астрахани от случая к случаю, как правило, с благотворительной целью, и участвовали в них главным образом любители из среды чиновников и зажиточной городской верхушки.

Сравнительно мало известно о собирании народных песен э низовьях Волги выдающимся русским композитором, возглавившим «Могучую кучку»,— Милием Алексеевичем Балакиревым. Вместе с поэтом Н. Ф. Щербиной Балакирев совершил поездку по Волге на пароходе, предоставленном в его распоряжение Н. А. Новосельским—директором акционерной компании «Кавказ и Меркурий». Путешествие началось, по-видимому, с Нижнего Новгорода, откуда пароход отошел в июне 1860 года, и продолжалось несколько месяцев.

Оставалось в забвении и народное музыкальное творчество нерусского населения. Приобщению к музыке татар, калмыков и казахов, обитающих преимущественно на степных просторах, Астраханской губернии, мешала политика царского правительства, направленная на их изоляцию. Препятствием были и религиозные предрассудки: ислам запрещал верующим татарам и казахам распевать песни и музицировать, а оригинальный инструментарий и самобытное искусство нотной записи у калмыков были всецело достоянием гелюнгов — служителей культа.

Жизнь и творчество Курмангазы изучается многими музыкантами и прежде всего композиторами и музыковедами Казахстана. Основным жанром, культивировавшимся им, был кюй - инструментальная пьеса для домбры или кобыза, чаще всего с программным содержанием, которое предварительно излагалось в речитативе. Кюи Курмангазы в отличие от его предшественников, обращавшихся к образам легенд и народных сказаний, были злободневными и нередко воспевали борцов свободу, героев народных восстаний против засилья ханов и баев. Именно поэтому казахский музыкант подвергался жестоким преследованиям вынужден был искать убежище далеко от родных мест.

Страницы: 1 2


Другое по теме:

«Посольскую должность править»
Начиналось все с переговоров - на сваху выходили представители жениховой родни, поручали «посольскую должность править». В доме с подопечной невестой сваха рассказывала о претендентах все, что знала, ...

Правда об экологии Байкала
Человек издавна пользовался природными богатствами Байкала и прибайкальской тайги – вылавливал рыбу, добывал пушных зверей, вырубал лес, заготавливал кедровый орех, ягоды, лекарственные травы. Поэтом ...

Анализ территориальной структуры экономики Мурманской области
Для территории Мурманской области характерны сложные северные условия, воздействие многих природных и связанных с ними экономических факторов, что удорожает и усложняет ее хозяйственное развитие. Осн ...