Статьи » Прусские литовцы

Прусские литовцы

Истории прусских литовцев в России не посвящено ни одного монографического исследования.

Обращаясь к историографии проблемы, среди исследователей, занимающихся «Малой Литвой», следует прежде всего выделить литовских, поскольку в российской историографии не наблюдалось интереса в данной области. Это объясняется тем, что в России данную проблему не считают серьёзной. В Литве же она была поставлена ещё в 1918 г., и потому спектр мнений по этому вопросу довольно широк, несмотря на одну общую политическую идею – присоединение территории «Малой Литвы» к Литовской Республике.

Одними из первых, кто стал заниматься рассматриваемой темой, стали А. Дапока и В. Даугирдайте-Срогене. Уже в их работах настойчиво подчёркивается, что земля пруссов была и остаётся литовским краем. «Часть пруссов осталась, часть бежала в Литву, боясь зверств и ужасов крестоносцев. Это ещё больше сблизило жителей земли пруссов и Литвы. И земля пруссов, хотя там и была власть немцев и были немецкие колонисты, и дальше оставалась литовским краем». После Второй мировой войны литовская буржуазная историография не исчезла, а переместилась за океан, где продолжала развивать те же идеи. И сейчас такие города, как Чикаго, Торонто, Бостон, являются центрами литовских эмигрантов, издающими литературу и по проблеме «Малой Литвы».

В советский период, или, как его ещё иногда называют в Литовской Республике, «период второй оккупации», тема «Малой Литвы» не угасла. Литовские историки, ссылаясь на 50-й том Словаря Брокгауза и Ефрона (, продолжали исследования, и здесь уже проводилась мысль, что пруссы – одно из литовских племён. Особенно это направление разрабатывал В. Вилейшис.

С 1970 – 1980-х гг. литовские историки А. Матулявичюс и В. Спечюнас считают жителей Надровии и Скальвии западными литовцами. Говоря о XVI веке, когда возник термин «Малая Литва» («Прусская Литва»), авторы заявляют, что «автохтоны пруссы составляли по крайней мере в XIII - XVI вв. большинство жителей. Кроме пруссов... в северной части – автохтоны западные литовцы и другие балты. Все они составляли абсолютное большинство жителей Прусского края... В целом до XVIII в. немцы составляли меньшинство». Интересно, что В. Спечюнас, ведя речь о пруссах, ссылается на работу П.И. Кушнера, где тот отождествляет литовцев с пруссами.

Но если вышеупомянутые авторы границы «Малой Литвы» определяли бассейнами рек Преголи и Немана (Нямунаса), то другие историки, В. Шилас и Х. Самбора, считают, что территория всей нынешней Калининградской области являлась «Малой Литвой».

Известный литовский историк Р. Батура, ссылаясь на данные археологии и сведения орденского хрониста Петра фон Дусбурга, утверждает, что родство и близость пруссов и литовцев не подлежит сомнению.

Таким образом, можно выделить несколько точек зрения на проблему «Малой Литвы».

1. Исконное пребывание литовцев на территории нынешней Калининградской области и отождествление литовцев с пруссами.

2. Доминирование литовцев на данной территории.

3. Культурная и этническая близость «малолитовцев» с «великолитовцами».

4. Деятельность Совета литовского народа Пруссии после Первой мировой войны.

Идея тождественности пруссов и литовцев весьма спорна. Да, безусловно, оба народа принадлежали к балтской ветви народов, имели сходный пантеон богов и похожие языки. Но археологические данные, как и данные письменных источников, позволяют говорить о более высоком уровне материальной и духовной культуры пруссов, чем литовцев; более того, известный специалист по археологии пруссов В.И. Кулаков считает, что именно пруссы повлияли на формирование государственности и культуры у литовцев. Отчасти, эту теорию пытался развить и крупнейший советский специалист по Литве В.Т. Пашуто. Пруссы, бежавшие в Литву от тевтонских рыцарей, помогали литовскому королю Миндаугасу (Миндовгу) объединить литовские племена, привнося одновременно и часть культурных традиций, свойственных именно прусской культуре.

Второй тезис, тезис о доминировании литовцев, который встречается практически у всех литовских историков, базируется на письменном источнике XVI в. – работе Симона Грунау «Прусская хроника». Опубликованная в 1526 г., хроника вводит термин «Maža Lietuva», или «Малая (Прусская) Литва». Да, действительно, северные и северо-восточные районы Калининградской области были заселены преимущественно литовцами; но лишь северные и северно-восточные, да и то исключая города, в то время как ряд историков говорит о повсеместном их доминировании. Начиная с 1447 г. литовские переселенцы, уходя от польских притеснений, начинают заселять земли Скаловии и Надравии. С момента заключения договора 1466 г. переселение увеличивается. Немцы же не очень-то обживали земли севера и северо-востока в XV-XVII вв. Но если даже (по максимальным оценкам) граница «Малой Литвы» доходила до линии Лабиау – Тапиау – Гумбиннен, то это менее 30% всей Восточной Пруссии и речь о доминировании не может идти, в то время как Литовский исторический атлас 2001 г. утверждает обратное. Матулявичюс же вообще говорит о границе по линии Хайлигенбайль - Прейсиш-Эйлау - Энгельштейн - Ангербург - Дубиненкай, тем самым включая в территорию «Малой Литвы» и часть польских земель. К тому же после чумы 1709 – 1711 гг. в «Малой Литве» умерло до 160 000 человек (53% литовского населения). Данные основываются на переписях, сделанных в приходах «Малой Литвы». Чума и немецкая колонизация 1720 – 30-х гг. уменьшили процент литовцев в Восточной Пруссии, впрочем, литовские историки говорят о том, что многие литовцы, дабы продвинуться по служебной лестнице, записывались в немцы, либо их онемечивали насильно.

Другой аргумент литовских историков сводится к утверждению, что «малолитовцы» и «великолитовцы» близки как в этническом плане, так и в культурном. Но если литовцы в Восточной Пруссии действительно близки к великолитовцам в этническом аспекте, то в культурном аспекте – далеко не так. Конечно, Маттеус Преториус, Мартинас Мажвидас, Кристионас Донелайтис и Видунас творили на литовском языке, а их работы стали классикой литовского наследия, но не стоит забывать, что население Восточной Пруссии было протестантским – в отличие от католиков Литвы; да и произведения Донелайтиса стали пользоваться в Литве популярностью лишь во второй половине XIX в. К тому же многие литовцы Восточной Пруссии недолюбливали своих соседей, что подогревалось политикой властей, направленной на пропаганду германизма.

Ещё один аргумент литовских историков основан на особенностях политической обстановки, сложившейся в 1918 г. После завершения Первой мировой войны Литва обрела независимость, а поражение Германии дало шанс националистическим кругам Литвы и её президенту А. Сметоне присоединить земли «Малой Литвы». Опираясь на литовскую интеллигенцию и буржуазию Восточной Пруссии, возглавляемую Мартинасом Янкусом, Кристунасом Лекшасом и Юргисом Стрекисом, Литва поднимала вопрос о присоединении «малолитовских земель». Позиции Литвы укреплял Совет Малой Литвы (Mažosios Lietuvos Tariba), созданный в Тильзите 16 ноября 1918 г., который в декларации от 16.11.1918 г. провозглашал присоединение «Малой Литвы» к «Великой Литве». Двадцать третьего марта 1919 г. было создано Объединение литовцев в Пруссии, которое требовало присоединения к Литве лишь Клайпедского края, а не всей «Малой Литвы». И если Клайпедский край удалось присоединить, то в остальной Восточной Пруссии идея присоединения к Литве не нашла должного отклика, что свидетельствует о небольшом влиянии литовского населения Восточной Пруссии. Поэтому и данный аргумент весьма спорен и не даёт литовским историкам оснований утверждать о принадлежности края Литве. Впрочем, реальнейший шанс заполучить земли Восточной Пруссии был упущен Литвой после окончания Второй мировой войны: предложение И.В. Сталина присоединить Кёнигсбергскую область к Литве было отвергнуто лидером литовских коммунистов А. Снечкусом.

Но несправедливо судить о проблеме, зная позицию лишь литовских историков: необходимо знать и её оценки, данные немецкими и российскими историками. Современные немецкие историки не уделяют большого внимания территории нынешней Калининградской области, они не оспаривают решений послевоенных конференций, а идеи реваншизма исповедует лишь часть одиозных историков Германии. Довоенные историки и археологи во многом отождествляли пруссов с германцами, что объяснялось как пангерманизмом, так и последующей нацистской идеологией.

Советская и российская историографии, несмотря на недостаточное внимание к проблеме, стоят на одинаковых позициях: земля Калининградской области – неотъемлемый субъект России. Историки же, занимающиеся древней историей Пруссии, склонны считать термин «Малая Литва» во многом искусственным. Так, В. С. Суворов полагает, что сам термин был придуман С. Грунау с подачи герцога Альбрехта, пытавшегося объединить в государство немецких жителей с прусскими и литовскими колонистами.

Таким образом, все это подводит нас к выводу о том, что сейчас в исторической науке назрела острая проблема изучения проблемы прусских литовцев, основываясь на комплексном подходе, без идеологической и политической подоплеки. Это и является целью данной курсовой работы.

Основными источниками по данной проблеме являются следующие.

Письменный источник XVI в. – работа Симона Грунау «Прусская хроника». Опубликованная в 1526 г., хроника вводит термин «Maža Lietuva», или «Малая (Прусская) Литва».

В 1873 г. появляется "Отчет о поездке к прусским литовцам» Вольтера. Эти результаты этнографической поездки «к прусским литовцам» Вольтера дают интересный фактический материал, который интересно сравнить с исследованием Кушнера «Этническое прошлое Юго-восточной Прибалтики».

Другие источники: Ив. А. Юшкевича "Лит. нар. песни" (1867) дает материал по сравнению прусско-литовских диалектов и культурных традиций, указывает, что особенно богатой в поэтическом отношении оказалась местность Велены на Немане; одних свадебных дайн там записано около 1000. Напевы литовских песен собраны Станевичем, Нессельманом ("Litauische Volkslieder" Берл. 1853, всего 410 песн. и 55 напевов), О. Кольбергом (по Сувалкской губ.) и в Сборнике литововской лютеранской общины в Тильзите, изданном Хр. Барчем в 1889 г.


Другое по теме:

Тенгиз-Нуринская мегагеосистема. Структурная организация геосистем и современные экологические проблемы
Тенизская мегагеосистема представлена Тениз-Нуринской макрогеосистемой (II), которая объединяет территории, приуроченные к бассейнам рек Нуры, Куланотпес, Кон и других мелких речек, впадающих в озеро ...

Освоение внутренних территорий Северной Америки в период с 1700 по 1800 гг.
Пока исследователи открывали северо-западное побережье Америки, английские поселенцы в атлантической полосе Северной Америки энергично продвигались вглубь на запад, в предгорную полосу Аппалачей - Пи ...

Дюнный рельеф, динамика и эволюция дюнных ландшафтов
Песок, переносящийся ветром, воздействует на выступы коренных пород, выявляя различия в их плотности и твердости; так возникают причудливые формы, напоминающие пьедесталы, шпили, башни, арки и окна. ...