Периодические издания Томска
Страница 1

Первая и долгое время единственная в городе газета «Губернские ведомости» давно уже перестала удовлетворять интересы читающей публики. По указу Святейшего Синода с 1 июля 1880 года стал выходить еженедельник «Томские епархиальные ведомости». Газета также состояла из официальной и неофициальной частей, но поначалу в них не находилось материала для обычного рядового читателя. О нем и не заботились, поскольку существовало распоряжение епархиального начальства об обязательной подписке на «Ведомости» во всех храмах епархии[127]. Правда, временами газета – а она выходила вплоть до декабря 1917 года – публиковала интересные материалы исторического характера о томских церквах, биографии местных священнослужителей. Со страниц «Епархиальных ведомостей» раздался призыв протоиерея А. Мисюрева собирать и публиковать памятники старины.

Томичам явно не хватало, однако, издания, свободного от прямого надзора начальства. И эту потребность уловил и претворил в жизнь Петр Иванович Макушин. Получив официальное разрешение на издание газеты, он сформировал редакцию, в которую вошли вместе с ним недавний выпускник естественного отделения Петербургского университета Александр Адрианов, сотрудник Томского отделения Государственного банка Иннокентий Муромов и А. Войцеховский. Редактором по просьбе издателя согласился быть преподаватель реального училища А.И. Ефимов. К сотрудничеству в газете были привлечены, а одно время и входили в состав редакции, ссыльные Феликс Волховский, Дмитрий Клеменц, Евгений Корит[128].

Первый номер «Сибирской газеты» вышел 1 марта 1881 года, в день, когда народовольцы стреляли в императора Александра II и смертельно ранили его. Это случайное совпадение обратило на газету внимание жандармов, пытавшихся выяснить «не было ли в редакции уговору ознаменовать цареубийство выпуском первого номера .»[129]. И характер газеты как бы отвечал подозрениям надзиравших.

В течение семи лет, пока выходила «Сибирская газета», ее не раз запрещали, на нее строчились доносы в департамент полиции. В одном из них, к примеру, сообщалось, что газета все «окрашивает черным цветом, роется в грязи не столько с целью уничтожить грязь, сколько с очевидной целью доказать несостоятельность существующих порядков»[130].

Составители «политических обзоров», которые ежегодно отправлялись из Томска в департамент полиции в Петербурге, не располагали, видимо, возможностью обвинить в чем-то конкретном Макушина и Ефимова, но отзывались о них, как о людях «неискренних и с тенденцией непохвальной». Писали: «Что-то есть во всем складе господина Макушина и во всех его приемах сомнительное и вызывающее подозрение»[131]. Недаром, позже, в 1891 г., за Макушиным был установлен негласный полицейский надзор[132]. Желая спасти газету, П.И. Макушин передал право на ее издание А.В. Адрианову, а тот П.А. Толкачеву. Это, однако, не мешало ни властям, ни тем, кто позже писал о газете, считать ее макушинской.

Случай с «Сибирской газетой» ясно показывал, жители Томска и других городов Сибири, подписчики газеты – а их по тем временам набиралось немало, до 900 с лишком человек – хотели иметь свободную информацию о событиях в Сибири и стране, царские же чиновники с губернатором во главе во что бы то ни стало стремились сузить потоки информации до «благонамеренных». Причем «неблагонадежным» квалифицировалось любое критическое слово в адрес не то что высших лиц, а любого грубияна-полицейского. Так, Александр Адрианов описал случай, когда одна его знакомая была по ошибке задержана полицией и «натерпелась грубостей». Заметка эта, направленная в «Сибирскую газету», была задержана цензурой и направлена к губернатору В.И. Мерцалову. Оскорбленный за своих подчиненных, начальник губернии в отместку не рекомендовал принимать Адрианова на службу в реальное училище, куда тот собирался поступить[133].

Ничем не оправданная жесткость, а зачастую и произвол власть имущих по отношению к гражданам Томска (как и всех прочих мест России) порождали в одних апатию, в других – противоборство. Причем боролись не только с «верхами», но и между собой. Так случилось, например, при появлении в городе летом 1885 года еще одной газеты «Сибирский вестник». Сторонники «Сибирской газеты» называли новое издание «рептилией», утверждали, что задумал его губернатор И.И. Красовский с единственной целью – ущемить интересы «Сибирской газеты»[134]. Вокруг последней группировались защитники областных интересов Сибири или известные своими народническими или либеральными взглядами ссыльные, например, писатель Константин Станюкович. Он опубликовал на ее страницах даже целый роман «Места не столь отдаленные». Его перу принадлежало множество других публикаций, в частности цикл фельетонов «Сибирские картинки».

Страницы: 1 2 3


Другое по теме:

Цыганская система имён
Полное цыганское имя состоит из трёх-пяти частей: официальное имя, «светское» имя, иногда — отчество, фамилия, иногда — прозвище этой ветви семьи. Официальное имя — имя, записываемое в документах, об ...

История становления главных улиц Харькова: этапы и современные тенденции
До нынешней площади Свободы застройка Сумской улицы дошла в середине прошлого столетия. В этом районе стали поселяться представители духовенства, интеллигенции, лиц свободных профессий - юристов, вра ...

Семья в цыганской культуре
Для цыган характерны культы детства, материнства, возраста, верности семье. Хотя современные цыганские семьи редко бывают многодетными, культ детства от этого не исчез. Каждый ребёнок, в том числе из ...